Интервью с Алексеем Толстенко после гонки «La Diagonale des Fous de la Reunion»

Большое интервью с Алексеем Толстенко после гонки «Diagonal des fous» (164 км, 10000D+)

20 октября на острове Реюньон в Индийском океане уже в 25-ый раз прошла гонка Grand Raid Réunion. На старт  «Diagonal des fous» (164 км, 10000D+) вышло более 2500 участников, из них двое россиян — Алексей Толстенко и Владимир Кот.

Спортсмен «Trail Running School»  Алексей Толстенко  провел отличную гонку – 17 место – 27:41:49.  Ровно год назад Алексей выиграл Cappadocia Ultra-Trail®  114 km, 3340 D+, а в этом году попал в «топ — 20» на одной из самых престижных гонок в мире! Очень круто!

Алексей не профессиональный атлет, он работает полный рабочий день и тренируется в свободное от работы время. Димитрий Платонов  пообщался с Алексеем и узнал, как ему удается показывать такие высокие результаты.

— Алексей, прими наши поздравления с очередным блестящим выступлением — на этот раз на 25ой гонке на острове Реюньон на 100 милях «диагонали сумасшедших» (гонка «La Diagonale des Fous de la Reunion»)! Стать 17ым среди более 2500 участников на этой легендарной трассе – дорогого стоит, к тому же в компании таких именитых соперников! Почувствовал «сумасшедствие» этой гонки в полной мере?

— Спасибо за поздравления! Сумасшествие гонки оценил еще перед стартом, когда, находясь в первых рядах толпы из 2500 спортсменов, заполонившей местный стадион, сдерживаемые десятком волонтеров, мы продвигались к стартовой арке. Живая волна заряженных на борьбу спортсменов неслась со стадиона в стартовый коридор – эту инерцию невозможно было сдержать; давка – просто сумасшедшая, задача была сохранить кроссовки на ногах и не упасть, иначе гонка могла закончиться не начавшись. Остается загадкой, как удалось затормозить в стартовых воротах, не снеся сотню элитных спортсменов, построившихся на старте.

Выброс адреналина продолжился после стартового выстрела, когда на протяжении пяти километров мы бежали в коридоре из болельщиков под гул оваций и местной музыки, а вода океана отражала разноцветные всполохи салюта.

Ну и стоит отметить, что в техническом плане трасса сложная, а запрет на использование треккинговых палок добавляет больше требований к подготовке спортсмена.

— Это твои вторые сто миль в течение всего чуть более полутора месяцев, и такой успех! Как тебе такое удается?

— «Главное поверить в свои возможности», – хочется написать именно так, но на самом деле, не только в этом причина. Грамотно составленный тренировочный план позволил отработать весь сезон без существенных спадов и в хорошей форме подойти к осенним гонкам. Ну и как бы ты не был готов, на ста милях нужно уметь терпеть в сложных ситуациях.

— С каким настроением возвращался домой после UTMB-2017, который также был в этом году юбилейным?

После UTMB настроения не было, так как гонка не получилась. Травма голеностопа на 90ом км не позволила показать даже свой средний результат на этой гонке, а, продолжив хромать на финиш, я усугубил травму.

— Смог ли ты перед отъездом на Реюньон залечить последствия травмы?

— В начале октября я сделал длительную тренировку – 46 км с набором 1150 м и после этой тренировки несколько дней хромал и в дальнейшем не мог бежать без болевых ощущений больше 15км. На каждую тренировку приходилось тейпироваться, также купил кроссовки с большей амортизацией, а после тренировки использовал мази. Перед стартом основные переживания были связаны с возможностью повторения болевых ощущений, а на данном рельефе с травмой дойти до финиша очень тяжело. Да и хотелось пробежать хорошо, а не просто финишировать.

— Во время гонки последствия травмы не слишком беспокоили? Предпринял какие-то превентивные меры во избежание рецидива?

— Перед гонкой я затейпировался, а на спусках старался беречь ногу. На 65 км поменял кроссовки «Adidas Terrex Agravik Speed» на «Asics Gel-Fuji Trabuco 6». Травма меня даже не побеспокоила – не знаю, следствие ли это превентивных мер.

— Как результаты выступления на UTMB сказались на твоей подготовке?

— В совокупности с рабочим процессом, заморочками с визой и болевыми ощущениями во время бега, мне не удалось выполнить тренировочный план в полном объеме. Сложности на предыдущей гонке и плохая погода дома – свели мотивацию к нулю.

— Как с тренером решали проблему невозможности использования палок на гонке на Реюньоне? Может быть, какие-то специализированные тренировки включали в план?

— Подготовка особо не отличалась от остальных гонок в этом сезоне. А бежать без палок мне понравилось: не надо думать, куда их прицепить перед спуском.

— Также ты говорил, что у тебя выдался напряженный период на работе, что в определенной мере повлияло на твою подготовку. Как полагаешь, не слишком сильно данные обстоятельства оказали воздействие на твою физическую форму перед стартом на Реюньоне?

— Думаю, результат показал хороший. Самочувствие на первых 65 км было отличное, затем – серьезный спад с 65ого км по 100ый км. Это связываю с очень высокой влажностью и дневной жарой, потому что во второй половине дня солнце спряталось, и мне удалось восстановиться и продолжить гонку с хорошим самочувствием.

— Насколько заблаговременно тебе удалось приехать на остров? Удалось восстановиться после, наверняка, длительной дороги?

— На остров я прилетел за 6 дней до старта гонки. Этого времени хватило, чтобы восстановиться после трех перелетов, погулять по острову, искупаться в океане, сделать пару тренировок и изучить последние 5 километров трассы. Но шести дней все-таки мало для привыкания организма к тропическому климату.

— В этом году из России, кроме тебя, также был и Владимир Кот. Было время, чтобы поделиться ожиданиями от предстоящей гонки?

— Да, времени было достаточно, тем более, мы жили в одной квартире и путешествовали по острову вместе. И наши ожидания обоюдно не подтвердились, так как мы ожидали более легкой «прогулки», чем преподнесла нам трасса.

— Очень ли волнительными были заключительные часы перед стартом? Как подготавливал себя к гонке? Может, говорил и внушал себе что-то особенное?

— Перед стартом проснулся в 10 часов утра, позавтракал, посмотрел какое-то кино. Рюкзак был собран уже с вечера. В 16:15 сели в автобус организаторов и почти три с половиной часа добирались до места старта – города Сен-Пьер. Вообще, тем, кто поедет на гонку необходимо подумать, где лучше остановиться.

Сен-Пьер – это место регистрации и старта, есть хороший пляж, от Сент-Дени два часа езды на автобусе за 2 евро. За день до гонки необходимо приехать и получить номера, а на следующий день ехать снова на старт.

Сен-Дени – от аэропорта 6-7 км, можно прогуляться пешком по набережной, и это место финиша, то есть если жить здесь, то через 10 мин после финиша – вы в теплой кровати. Пляжа нет – ехать около 1 часа на автобусе, отличная набережная для тренировок – примерно 10 км. Город больше рабочий, чем туристический, после 6 вечера все магазины закрыты.

Волнения не было: решил, как готов, так и пробегу. Хотелось побыстрее стартовать, а старт был в 10 вечера – это мое самое нелюбимое время: уже уставший, день прошел, организм хочет спать, а предстоит две ночи бежать. Мне нравится время 5-6 часов вечера: и обед не успел перевариться, и спать пока не охота.

После выгрузки из автобусов основная задача была не потеряться с Володей в этой толпе спортсменов в одинаковых футболках. Требование организаторов – старт и финиш в футболках гонки, поэтому все были похожи.

— Насколько рано до старта ты занял место в стартовом коридоре? Попытался встать поближе к лидерам, чтоб избежать начальной давки?

На этой гонке в стартовый коридор все попадают незадолго до стартового свистка. А перед этим, за несколько часов спортсмены собираются на стадионе – он огорожен металлическим ограждением. Элита заходит через отдельный коридор. За 30 мин до старта выстраивают элиту, а вся толпа стадиона, сдерживаемая волонтерами, заходит в узкое горлышко стартового коридора и метров 200-300 движется к месту стартовой линии. Зрелище не для слабонервных:  если оступиться и упасть, то гонка может здесь уже и закончиться.

На стадион мы зашли за два с половиной часа, попили кофе с бутербродами и, вычислив место, где откроют ограждения, решили пробиваться туда. На цыпочках, переступая через тела, лица, ноги, руки отдыхающих спортсменов, мы проползли в идеальное место. Раздвинув лежащие тела, мне удалось сесть, а Володе лечь. Следующие полтора часа мы наблюдали за элитой, гулявшей в своем секторе. Ну, а дальше все было, как я описал выше: как сель, сошедший с гор, толпа из 2500 человек неслась к стартовой линии.

— Примерно на какой позиции ты стартовал? Было ли тебе комфортно бежать, или и здесь был характерный для массовых стартов затор?

— Мне сложно оценить позицию, наверное, стартовал в числе где-то  первых 200-300, но я прекрасно видел Джима Уомсли.  Первые пять километров бежал по 4.35-4.40, под ошеломительную поддержку зрителей, при этом пульс сдерживал согласно плана. В затор не попадал вообще, даже по обочине никого не обгонял. А после 30 км нередко оставался один на тропе. Стартовать в первых рядах это огромный плюс, а мне есть с чем сравнить – на UTMB я стартовал из второй тысячи и меня очень утомили обгоны на первых 15 км.

— Обычно на «ультры» стартуют рано утром. Здесь же, как и на UTMB, старт дается «в ночь». Каково это сразу же начинать бег в темноте? А вообще, трудно было бежать практически две ночи подряд?

—  Бегать с фонариком я очень люблю, тем более все тренировки осенью и зимой проходят в темное время суток, поэтому не испытываю дискомфорта вообще. Мне больше нравится старт вечером, чем утром или ночью. До этого старта вторая ночь меня не застигала на гонках, это первый опыт, но мне показалось, что вторая ночь дается легко – время проходит быстрее, чем днем. Да и состояние уже, как на «автопилоте»: бежишь, да бежишь потихоньку.

— Твой план на гонку как-то отличался от того, что был на UTMB?

— В плане питания отличий не было. Немного снизили пульсовые зоны – верхний предел был 150 ударов, а на UTMB – 158 ударов. Первые 10 часов я отработал по плану, а потом выключил запись, чтобы сохранить батарейку в часах на всю гонку.

— Как прошли первые километры со старта, припоминаешь?

— Первые километры хорошо запомнились: небольшая давка первые 100-200 метров, сумасшедшая поддержка толпы, сотни ладошек детей, залпы салюта, камеры, фотоаппараты и все время асфальт под ногами. Потом – темнота, звезды, сахарный тростник…

— Сто миль – это колоссальная дистанция! Наверняка, возникали моменты, когда становилось по-настоящему трудно. Когда у тебя впервые такой момент наступил?

— На пункте питания (65 км) я переоделся, хорошо поел, и, казалось бы, должен был быть прилив сил, но встало солнышко и начались все мои проблемы. Подъем в гору превратился в мучение, жажда и желание лечь в холодный ручей и больше не вставать – и это продолжалось на протяжении 35 км, и чем ближе было к полудню, тем сильнее становилось желание остановиться. Но я летел на край земли не для того, чтобы сойти в середине гонки, только потому, что мне жарко и я устал, поэтому двигался дальше. Конечно, этот спад повлиял на темп прохождения данного участка и не позволил приблизиться к лидирующей десятке.

— По ходу гонки у многих спортсменов была поддержка по дистанции, которая несомненно облегчала жизнь спортсменов. У тебя подобного сопровождения не было. Можно предположить, насколько тяжелый был у тебя рюкзак. Как ты справлялся по ходу гонки с вопросами питания, сменой экипировки – как вообще работали пункты питания на трассе?

— Могу с уверенностью сказать, что рюкзак был легче, чем на UTMB: обязательного снаряжения меньше, а «заброски» две – на 65ом км и 125ом км, что существенно облегчает рюкзак. Да, сопровождение экономит время – эти 3-5 минут по ходу всей гонки складываются в приличный задел. На пунктах питания я старался не задерживаться: наполнил 2 бутылки воды, банан, пара фиников, яблоко и побежал дальше. На 65ом км поел макароны с курицей, выпил суп. На второй половине дистанции часто пил суп с лапшой, бутерброды, печенье, сыр. Экипировку поменял один раз на 65ом км, потратил на все не более 12-15 минут. Пункты питания стандартные для данного уровня соревнований, мне ассортимента еды хватало – не голодал.

— Расскажи, пожалуйста, как ты питался во время бега и на пунктах, что предлагали организаторы на пунктах поддержки?

— Основной рацион питания: энергетические гели (SIS, Сквизи, Хамер), изотоник – 0,5 л в 3 часа, солевые таблетки. Гуарана не пошла: было чувство, как будто час спустя после приема организм просит вернуть долг, в который он заходил после гуараны, – в итоге выпил две ампулы и понял, что после начинается упадок сил. Белковые батончики – в очередной раз убедился, что Сквизи идет лучше остальных, даже более дорогих. На пунктах питания: первая половина гонки – фрукты, вторая – бутерброды, супы, печенье, сыр, финики.

— Какими были ПП, были ли из них те, которые можно называть «пунктами жизни» с большей поддержкой атлетов? Сильно отличалась поддержка на пунктах здесь от того, что было на UTMB?

— Все понимают, что UTMB – это эталон организации соревнований, но даже у них бывают оплошности. Здесь было 2 пункта жизни с «забросками», что делает гонку менее автономной, а рюкзак – легче, но рельеф даже в этих условиях берет все сполна. Особых отличий по питанию и организации пунктов питания не заметил. Мне не понравилась выдача сумок с «заброской».  На 65ом км я долго искал, где мне получить сумку, а потом еще и обратно уносил, а это минимум 150 м туда и обратно. А на 125ом км я вообще остался без сумки, т.к. сначала тебя заводят в буфет с оладушками, а метрах в 50 ниже – пункт питания с «заброской», который я даже не заметил и убежал дальше без еды и воды. На UTMB намного ответственней относятся к участникам. Володя (Владимир Кот – прим. TRS), это не про твою потерянную сумку (смеется – прим. TRS).

— Судя по видеофрагментам, в которых показывались лидеры, было заметно, что остановки были достаточно продолжительными, что, наверное, характерно для «сверхультра». А как долго ты находился на пунктах? Удавалось ли все делать достаточно оперативно?

— На этой гонке я делал все быстро, за исключением последних сорока км. Там я уже стал и есть подольше, и медленнее все делать, в общем, как-то все затуманенно происходило. А в целом, временем затраченным на прохождение пунктов остался доволен.

— Судя по твоим выступлениям, ты начинаешь прибавлять на второй половине гонки, когда начинаешь сокращать отрыв и улучшать свое текущее место в протоколе. Чем это можешь объяснить: у тебя порог утомляемости повыше, чем у многих твоих соперников, или находишь «второе» дыхание?

— Наверное, второе дыхание. А вообще, думаю, это из альпинизма. Ты работаешь на пределе сил, до вершины несколько сотен метров, но каждый шаг дается с трудом, и, падая на вершине без сил, через десять минут как будто и не было усталости, потому что предстоит опасный спуск вниз – большая часть дела сделана, но необходимо спуститься, что требует максимальной концентрации. На гонке также – большая часть пройдена, осталось немного, необходимо потерпеть, и силы откуда-то берутся и даже уже и на бутербродах можно бежать (улыбается – прим. TRS).

— Ты упомянул про альпинизм. У тебя есть какой-то альпинистский опыт? Где успел побывать?

— Да, были времена (улыбается – прим. TRS). Даже книжка альпиниста есть, в которой десятка три вершин записано. Удалось побывать на спортивных сборах в таких альпинистских районах, как Туюк Су, Ала-Арча, Дугоба. Особенно запомнились экспедиции на Мак-Кинли (Аляска), Белуху (Алтай), пик Ленина (Памиро-Алай), Хан-Тенгри (Тянь-Шань), одиночные восхождения на Камчатке, ну и, любимый Эльбрус. Вообще, любовь к альпинизму и снежным вершинам привела меня в бег и, в частности, в «трейл». Конечно, хочется побывать еще во многих горных районах и подняться на высочайшие гиганты нашей планеты. Но лет десять назад задора было больше, а сейчас уже не готов рисковать, только обдуманные экспедиции, наверное, ответственности стало намного больше перед близкими людьми.

Фото с вершины Мак-Кинли (Денали)

— Как думаешь, возможно ли тебе будет сочетать альпинизм и трейлраннинг?

— Думаю, вполне можно совместить восхождения и бег в горах, главное – времени столько найти и финансовые возможности. Ну, а мечта побывать на Эвересте до сих пор таится где-то в глубине души.

Есть люди на Эверест несколько раз сходят, а потом гонки выигрывают (смеется – прим. TRS). Так что все возможно – надо только поверить.

— Одним из значимых событий гонки стал сход на пункте питания в Сан Суси (Sans Souci) Джима Уомсли – явного фаворита гонки. Судя по протоколу, ты пришел на этот пункт спустя всего лишь час после Джима. Не обратил внимание, был ли там в этот момент американец?

— Вы меня сейчас прямо-таки обрадовали. Я проигрывал самому Джиму Уомсли всего 1 час – это же круто (смеется – прим. TRS). Из элиты в лицо я знаю Килиана (Жорне — прим. TRS), Дмитрия Митяева и Зака Миллера. Джима же увидел первый раз на старте. Возможно, я его даже не узнал бы, если бы и увидел.

— Также примечательным было то, как ты обошел непальца Санге Шерпа (Sange Sherpa) после пункта в Ла Професьон Эколь (La Possession école, 143ий км), которого организаторы относили к одному из фаворитов гонки. Тебе не запомнился момент, когда ты его обогнал?

— Мне хорошо запомнился этот момент потому, что долгое время я бежал один. На горизонте появлялись фонарики, но при попытке догнать, я понимал, что это звезды на небе (смеется – прим. TRS), – это к слову о том, как проходит вторая ночь без сна. И вдруг на одном из спусковых зигзагов я понимаю, что наконец-то – люди, пусть и звезды, но люди. Тропа была очень неудобная – выложена большими булыжниками, они все от времени искривились и получилось подобие курумника на Конжаке, а это все-таки почти как дома. Именно на этом спуске я без труда его обогнал и догнал еще одного спортсмена, но после пункта питания он ушел, а может, в очередной раз это была какая-то звезда.

— В ходе онлайн-трансляции возник момент, когда после пункта в местечке Гранд Шалуп (Grande Chaloupe, 151ый км) твое текущее положение довольно продолжительное время определялось 13ым местом, которое, правда, потом скорректировали на 17ое. Даже возникла мысль, что ты сможешь даже побороться за итоговую «десятку». Ты как-то информировался по ходу о своем текущем положении?

— Судя по тому, что большую часть гонки бежал один, я понимал, что нахожусь высоко. По ходу гонки информацию о текущем месте получил один раз, на 125ом км, сказали, что 20ое место. Немного расстроился, хотелось быть ближе к лидерам.

— В ожидании твоего появления по онлайн-трансляции после Гранд Шалуп на пункте в Колорадо (Colorado, 161ый км), казалось бы, прошла вечность. Наверняка, для тебя эти последние километры до финиша в Сен-Дени ля Редут (St Denis La Redoute) тоже были очень долгими?

— Да, эти 9 км были долгими: много асфальта, спусков и подъемов и финальное восхождение на Колорадо по узенькой тропе, все время вверх, – это просто «убило» мои ноги. Я заставлял себя двигаться, что сделать было крайне сложно: сзади никто не подгоняет, манящих за собой фонариков впереди тоже не было. Злую шутку тут сыграло мое представление о трассе – мы же с Володей просматривали последние 5 км, и я подумал, что эти 9 км будут похожими в плане относительной ровности рельефа, но ошибся: за каждым поворотом и перегибом я ждал Колорадо, а тропа то уходила вниз, то выходила в городок, и так – бесконечно.

— Резюмируя для себя выступление на «La Diagonale des Fous», можешь сказать, что гонка для тебя прошла по плану и практически все из задуманного получилось реализовать?

— Гонка прошла более, чем по плану. За основу я взял прошлогодний результат всем известной Андреа Хузер и расписал план прохождения от пункта до пункта. Удалось финишировать на 3 минуты быстрее, – а ей этот результат принес 10ое место в прошлом году (Андреа Хузер в этом году стала победительницей среди женщин, финишировав на 8ой позиции в абсолютной классификации – прим. TRS). Жаль, что у меня не было её раскладки на этот год (смеется – прим. TRS). Я доволен результатом, так как после провала на UTMB и смазанной подготовки перед этой гонкой, удалось дотерпеть и показать второй результат PI по классификации ITRA в истории своих выступлении в «ультра». 

— В эти дни параллельно проводилось несколько крупных «трейл»-стартов, в числе которых хорошо тебе знакомый и выигранный тобой в 2016 году старт в Турции – «Cappadocia Ultra-Trail». Не следил за этой гонкой? Вместе с явным фаворитом нынешнего года, литовцем Гедиминасом Гриниусом, борьбу также вел и твой прошлогодний соперник, болгарин Андрей Гридин. Может быть, общался с Андреем до старта?

— За гонкой следил,  болел за Андрея Гридина. Рад, что он вышел на вторую позицию.   Очень было интересно, насколько падет мой рекорд, все-таки Гедиминас  Гриниус профессионал с большой буквы. Результатом я остался доволен – отличное завершение сезона было в прошлом году.

— В своей поездке на Реюньон ты выделил хотя бы пару дней, чтобы погреться на горячем реюньонском побережье?

— Да, я несколько раз съездил в Сен-Жиль, небольшой курортный городок, в часе езды от Сен-Дени, позагорал на теплом песочке. Купаться было нельзя, очень сильные волны, да и место сомнительное – от акул огорожено сеткой. За день до гонки удалось поплавать в Сен-Пьер – приятный теплый океан, от акул место закрыто рифом, отличная глубина и можно спокойно плавать, не боясь потерять части тела.

— Какие в целом впечатления у тебя остались от этого острова? Что это за место такое – Реюньон, — для русского человека?

— Благодаря новым друзьям (спасибо, Наталья, Ольга и Эльмира) нам удалось увидеть много интересных мест на острове. Остров будет интересен как любителям пляжного отдыха и гастрономического туризма, так и туристам, любящим путешествия по неизведанным тропам, любителям треккинга и восхождений, дайверам, серферам без чувства страха. Любители восхождений оценят вулкан Piton des Neiges,  а любители треккинга «цирки» : Salazie, Cilaos, Mafate, – желающие увидеть лаву могут посетить вулкан Фурнез. Лентяи или ценители красоты – кому, что ближе, – могут облететь остров на вертолете – говорят незабываемое зрелище. Гурманы новых вкусов – вам сюда: поесть дерево, выпить ром, сорвать плоды хлебного дерева, а также – манго, ананасы, папайя и еще десятки неизвестных мне фруктов. На десерт – птица додо, которую съели в 18 веке. Также – пикник в тени пальм у водопадов и купания в прохладной воде, каньонинг, прыжки со скал, колоритные местные рынки и ресторанчики…. Можно много перечислять, но лучше увидеть своими глазами (улыбается – TRS).

— Наверное, можно говорить о том, что на такой мажорной ноте ты фактически будешь завершать сезон. Но все-таки, нет пока каких-то планов на оставшееся до конца года время?

— Была мысль принять участие в «Mad Fox Ultra Trail», но регистрация уже закончилась. Да, уральская зима внесла коррективы в программу восстановления: организм не адаптировался после тропического лета и пару-тройку дней я провел в кровати, наблюдая как ртуть в градуснике подползает к цифре 40.

— Спасибо тебе, Алексей, за очень интересные и подробные ответы! Желаем тебе скорейшего выздоровления и восстановления! Очень рады твоим успехам и ждем новых побед! И не болеть!

— Спасибо за беседу!

Поделиться в сетях
Другие статьи
Закрыть меню
×
×

Корзина