Анна Доронина о Elbrus Mountain Ultra. ЧАСТЬ 2

Elbrus Mountain Ultra, 6 августа 2016

История, рассказанная три месяца спустя

ЧАСТЬ 2

Ещё до забега нам рассказали, что наш первый подъем частично пройдут те, кто побежит 11 километров, полностью его одолеют спортсмены, заявленные на 34 и 46 километров, последним предстоит покорить ещё и нашу третью вершину, но вот второй перевал – это исключительно ультрамарафонский невероятный экспириенс. И он, действительно стал уникальным – начиная с горной реки. Разметка всё больше уходила влево, мы следовали по ней до какого-то момента, а дальше… Если помните, выше уже было про ливень накануне, поэтому ничего удивительного, что и тут он сумел изрядно спутать карты бегунам. Я слишком поздно поняла, что, вглядываясь в идущих впереди, не заметила разметку, переводящую на другой берег. Решила довериться бредущим всё ещё по правой стороне, опережающим бегунам, поэтому пошла за ними, что было вполне логичным, но неправильным. Берег становился не очень подходящим для прохождения, приходилось карабкаться по грязи и траве, выходить на камни и, надеясь на удачу, пробовать перебраться вброд. Когда нетерпение начало съедать изнутри, намерения стали отчаянными, пришлось разуться и с помощью трекинговых палок (с четырьмя полноценными точками опоры) попытаться совершить переход, только вторая попытка оказалась удачной. Течение сбивало с ног, но в итоге мне удалось устоять. И вот я снова на стороне наблюдаемой мной с другого берега на протяжении, наверное, километра, прерывистой линии голубого цвета. На переход потребовалось около девяносто минут, шансы пройти дистанцию за двенадцать часов, как планировалось по самым оптимистичным прогнозам, стали равны нулю, как и настроение. Теперь уже предстояло бороться с собой. Вспоминая тот день, я понимаю, что худшее состояние было именно с семнадцатого по двадцать пятый километр, не знаю почему, но этот набор высоты дался мне тяжелее всего, психологически именно здесь я была готова сдаться и как мантру повторяла: «Зачем мне всё это надо? Что я тут делаю?». Меня настигла ещё одна бегунья, когда я решила присесть на большой камень и перевязать шнурки, на этом подъеме мы с ней и разминулись. По всему маршруту наблюдались подарки от туристов: стопки-башенки из камней, и именно ими я начала мерить подъем, от одной до другой, секунда отдыха и далее к следующей. Это лекарство подействовало, медленно, но верно я стала продвигаться, а чувство безысходности отступать.

6tzbnggroz8-2

Потом случилось невероятное. Природа решила нарушить молчание, грохот за спиной заставил обернуться, и перед нами предстала невероятно вдохновляющая картина – с соседней вершины посыпались камни, снег и грязь. Расположенный по соседству перевал Субаши заговорил. Я никогда не видела вживую оползней и лавин, а тут такое, да ещё и на безопасном расстоянии. Несколько минут транса, и вот я снова готова двигаться вперед, туда, где пока всё время вверх и этому вверх конца и края не видно.

Забираюсь на перевал, по пульсу не дохожу даже до 146 в среднем, там контрольная отметка, два веселых человека, рассказывают о лидере, шутят с проходящими мимо туристами и предлагают сделать фото на фоне восточной вершины Эльбруса. Секундочку! Эльбруса? Я не верю своим глазам, мы на высоте более 3500, ясное небо и прекрасный вид, открывающийся перед нами, завораживает, гигантский белый котлован – Снежная долина Джикиуганкез (замерзшее озеро) и пик Калицкого, Ледник Чунгур-Чат-Чирак, восточная вершина  – всё это реальное воплощение символа мечты и мужества. Ты смотришь на всё это как ровня величайшему исполину Европы и не веришь своему счастью. Ответы на вопросы: «Зачем мне всё это надо? Что я тут делаю?» – уже не требуются.

Для того чтобы осознать всю исключительность момента, потребовалось несколько минут, и вот я снова, сбивая камни, направляюсь вверх – самые высокие метры за всю дистанцию даются тяжело, в голове что-то щелкает, похоже, моя акклиматизация работает именно так. Чтобы сделать несколько новых шагов, нужно собраться с мыслями, но по-другому и быть не может, высоты преодолеваются только неимоверным трудом.

Направляюсь к левому краю, обрыв зачаровывает, не знаю, как эти каменные глыбы держатся на такой высоте, под ногами они выглядят хрупкими, рассыпающимися от прикосновений, такое ощущение, что вместе их держит только чудо. Смещаюсь на безопасное расстояние и вижу новую табличку – 28 км, это значит, что я на высоте 3674 метра. Остановись мгновение – запомнись таким, сегодня выше уже не будет. Похоже, я разрядилась до максимума, и горы всё берут в свои руки – я уже не чувствую боли и усталости, они совсем не важны, теперь я часть этого невероятного мира, микро, но всё же часть. Он принимает меня, берет под свою защиту и дает новые ни с чем несравнимые силы. Пора начинать спуск и переходить к самому опасному участку за всю дистанцию – вниз на пару метров, теперь в моём расторжении правая сторона горы – она почти отвесная, её надо одолеть аккуратно, там немного, но улететь можно легко. Собрав палки, начинаю карабкаться. Четыре точки опоры и стопроцентная концентрация помогают успешно одолеть этот отрезок и перейти на гребень, страшивший меня вот уже два дня.

Скально-осыпной гребень – полутораметровая полоса над двумя пропастями – лихо щекочет нервы, ветер подталкивает к краю, но я не сдаюсь, начинаю потихоньку брать себя в руки и ускоряться.  Слева остаются хребет Кыртык, перевал Балык и гора Балыксубаши. Справа одобрительно провожают суровый перевал Субаши и одноименная гора.

Впереди дорога, кого-то догоняю, обгоняю, спрашиваю про самочувствие, получаю ответ, что беспокоиться нечего, и снова устремляюсь вниз, теперь уже по траве. Смотрю вперед, по сторонам, оборачиваюсь назад – пытаюсь запомнить всё – исключительную красоту, равных которой доселе я не находила.

Ещё немного и удается захватить второй пункт питания, поболтали с ребятами, выяснилось, что разметка их рук дело. Обмен любезностями. За мной ещё 10 человек. Странно, что я не последняя, но важно ли это, когда ты уже не про быстрее, выше, сильнее. Ещё пара фраз о погоде, благодарности, и пора стартовать в третий подъем. Снизу он кажется достаточно простым и совсем невысоким, но вспоминаю слова тренера, предыдущие километры, понимаю – это иллюзия, гора потчует ложными надеждами раза три, и только потом показывает самую верхнюю часть перевала, название которого я не смогла отыскать на карте. Тридцать шестой километр дистанции находится на высоте чуть менее 3500, сюда я карабкаюсь на среднем пульсе до 140. Оказываюсь на уровне облаков, любуюсь ими, держусь за них, ощущения странные. Теперь я точно знаю, третий подъем самый сложный, мой антирекорд на километр (около часа) случился именно здесь. Надежд на 14 итоговых часов почти нет, отключаю пульсометр (который уже по пути удалось зарядить), убираю палки, дальше бегу по ощущениям, спуск дается хорошо. Несусь со всех ног параллельно реке, оставляя слева Уллуесенчи (спуск до 2668). Обгоняю кого-то, ещё через пару минут ловлю себя на мысли, что за спиной что-то происходит, оборачиваюсь и вижу, что у меня появились новые соперники, они не хотят проигрывать ни метра,  облака превращаются в серые тучи, они повсюду. Гром и молнии! Я в эпицентре. Сказать, что это была паника, ничего не сказать. Больное колено? Нет, не слышали! Почти кубарем лечу со склона, пытаюсь найти то, что сможет успокоить нервы. Повод прост, за несколько дней до забега наслушалась историй про грозу в горах, а так как у меня за спиной трекинговые палки – два железных громоотвода, то ощущения не из приятных. Впереди вижу кого-то в розовой куртке. Ликую, пытаюсь догнать, ещё несколько минут, окликаю бегунью – мою надежду на спасение. И вот мы уже пытаемся объясниться на английском. Дениз китаянка, я не самый лучший спутник для иностранца здесь, но у нас одна цель – добраться до последнего пункта питания, что на 42 километре, то есть нам остаются всего два. Начинается град, прячемся под камень подходящего размера, пытаемся собраться с мыслями, это ещё минут тридцать ожидания прижавшись спинами к булыжнику причудливой формы.

Холодный дождь нервно теребит капюшон, град барабанит то по голове, то по спине, намекая, что сейчас не время расслабляться, постепенно приводит в чувства. Тем временем ливень, заставший врасплох, охлаждает пыл – вода проникает в рукава непромокаемой куртки, доводя от холода до дрожи. Оставленные позади тридцать девять километров с набором в четыре тысячи метров – не вся дистанция, и сейчас, при попытке спрятаться от непогоды за камнем, мы стараемся друг друга подбодрить, рассуждаем о необходимости оставить палки, что я и делаю в итоге. Гроза всё ещё продолжается, пережидать её нет смысла, с нас хватило и града (больше чем здесь, я пока нигде не видела, да и не хочу, если честно). Принимаем решение идти дальше. Добираемся до машины, Дениз остается в ней, отдает мне свою куртку, понимая, что без теплой одежды я не одолею всю дистанцию. Моя слишком легкая для пронзительного, сильного и холодного ветра, слишком мокрая (внутри от пота, снаружи от дождя), выбора не вижу, принимаю этот ценный дар и надеюсь, что удастся отблагодарить бегунью потом.

Через минуту на пункте питания появляется ещё один спортсмен, Дима бежит 46 километров, он знает английский и помогает толково переговорить с Дениз, после чего вступает в мою команду пеших финишеров. У нас впереди семнадцать километров по темноте при свете фонарика, с полным ощущением завязанных глаз и нежеланием бежать. Аккуратно, следуя по руслу реки Кыртык, километр за километром мы приближаем финиш, разговариваем о дальнейших планах, о том, какие пути приводят на такие забеги, о скорости звука, я учусь определять расстояние, на котором от нас снуют молнии. Включаю фантазию и пытаюсь представить укрытые темнотой красоты: гору Уллукая, лес, долину реки, что переходим несколько раз. Нас обгоняет группа марафонцев. Предложение оставить меня и пойти с ними, Дима отверг сразу. Аргументов могло быть много, но главный: по такой темноте одной бродить не айс, и мы вдвоем идем дальше, спуск, переход через речку, снова дорога и снова спуск, так несколько раз, я окончательно дезориентирована, но разметка позволяет держаться нужного курса. Вот перед нами забор, через него надо перелезть, справа стадо грозных овечек с горящими глазами – мне не по себе, хорошо, что не одна, однако, этот момент и сейчас вспоминаю с улыбкой. Забавная картина в ночи получилась. Мы снова берем немного вверх, потом вниз по горе Сабамык. Впереди заключительные шесть километров, дальше воды не будет. Совсем. Идти предстоит только по дороге – это маленький повод для радости. Через какое-то время мы заходим в деревню, здесь надо бы уже и побежать, но… не знаем куда, пытаемся найти дорогу, выискиваем следы трассы. Безуспешно. Нас догоняет ещё один участник, он указывает направление, мы ускоряемся, как можем, силы на это ещё остаются. Пробегаем нужный поворот, сворачиваем и оказываемся в финишном коридоре. Шаг, ещё один, Дима финиширует, следом – я. На часах 23:10. Нас приветствуют организаторы и волонтеры, поздравляем друг друга с финишем, получаем медали, прощаемся.

Я думала, что после финиша расплачусь. Нет, не так, я ждала именно этого момента, чтобы расплакаться, но нет, никаких эмоций. Только легкое ощущение тошноты, из-за того, что последние пять часов я почти ничего не ела (по собственной глупости, конечно). Пытаюсь влить в себя изотоник, он начинает действовать. Получаю от организаторов, запрятанный на экстренный случай, апельсиновый сок. Отказываюсь от еды, беру телефон и вижу два десятка пропущенных звонков, сообщения. Перезваниваю маме (в Новосибирске глубокая ночь), она мой главный болельщик.  Набираю Ане, которая в этот день бежала одиннадцать километров, а потом с некоторой периодичностью звонила мне в надежде услышать, что всё ок, и сообщить об этом тренерам, нашей дружной банде Trail Running Camp. Оставляю куртку Дениз организаторам с просьбой вернуть её и сажусь в маршрутку. Через какое-то время выхожу у гостиницы. Вижу счастливые лица ребят, ставших очень дорогими и близкими за последнюю неделю. Рассказываю вкратце о своих приключениях. Уверяю, что всё хорошо. И понимаю, что всё действительно хорошо. Дальше сладкий чай, как бонус для запоздалого ультрамарафонца, еда, долгожданный подъем на пятый этаж, душ, сообщения, сон и утро с полным осознанием, что надо бы всё это повторить, но уже не ради простого финиша, а на время.

И если вы всё ещё хотите спросить: «Пожалела ли я о содеянном?» То я отвечу: «А можно ли жалеть о том, что делает счастливым?!»

1cucyyhzsi0

У меня не было иллюзий по поводу того, что будет легко, не было иллюзий по поводу своей формы и готовности. Все свои ошибки я совершила сама, подарков от гор получила, думаю, гораздо больше, чем заслуживала. Влюбилась без памяти в природу, которая тоже любит поговорить с теми, кто готов слушать. Увидела совсем другой – параллельный моей городской жизни мир, полный красот и чудес и решила, что хочу, чтобы он стал частью и моей жизни, потому что он вдохновение, силы и счастье. Именно здесь мне удалось почувствовать, что я действительно живу. Может показаться странным, но моё счастье – это высота, вид с вершины, возможность, спокойно и размеренно наблюдать за природой, зачерпывать воду из реки и наслаждаться её вкусом и чистотой, проваливаться в снег и скользить по камням со склона. Чувствовать, когда каждую клетку тела наполняет ощущение, что я здесь и сейчас дышу в унисон с планетой, которая ещё не полностью замурована в асфальт прогрессом, и диктует свои условия, а ещё всегда рада благодарным гостям.

Поделиться в сетях
Другие статьи
Закрыть меню
×
×

Корзина